Философская школа Авенира Ивановича Уёмова

Systems everywhere!

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Уемов А.И. Философские проблемы и их экспликация в языке тернарного описания, 2005


Какие проблемы можно считать философскими? Простейший ответ на поставленный вопрос заключается в том, чтобы взять более или менее общепризнанное деление философии на составные части, например, на онтологию, гносеологию, логику, методологию, этику, эстетику и т.д. и любую проблему, относящуюся к этим выделенным частям философии, считать философской.

При таком предметно-содержательном подходе остается неясным, что же такое философская проблема? Конечно, можно попытаться найти нечто общее для всех онтологических, гносеологических, логических и т.д. проблем. Навряд ли такая попытка может быть удачной. И прежде всего, потому что каждая философская отрасль объединяет проблемы совершено различного характера: важные и неважные, существенные и второстепенные. Пришлось бы считать философским не только вопрос о правилах силлогизма, но и вопрос об известном стихотворении «Barbara, Celarent», имеющего только мнемоническое значение.

Определение характера философских проблем должно предшествовать определению предмета философии, а не следовать за ним. Как совершенно справедливо отмечает В.В. Миронов «единство философии задает не единый всеми признанный предмет, а характер решаемых проблем» [1, с. 49]. И такой характер был определён ещё Аристотелем, который писал «Что мудрость есть некоторая наука о началах, это явствует из первых [глав]». [2, ХI 1059a 18-19]. Здесь не сказано, начала чего имеются в виду. Это могут быть начала бытия, начала познания, начала логики. Важно то, что во всех этих случаях, философская проблема есть проблема какого-то начала, каких-то принципов.

В сущности, до «начал» не так уже трудно добраться. Стоит только повторять известный «детский» вопрос – «а почему это так?» и требовать ответа на него. Вы покупаете 2 кг. хлеба по цене 2 гривны за кг. Продавщица требует с вас 4 гривны. Вы зададите вопрос «а почему?». Ответ такой: в таблице умножения написано 2х2=4. Здесь ещё нет начала. Здесь – только математика. К началу мы подойдем, когда зададим следующий вопрос: «А почему я должен верить таблице умножения?». И вот этот вопрос уже будет философским, ибо этот вопрос – о начале.

Можно ли эту особенность философского знания формализовать в рамках того или иного логического аппарата? Трудности такой формализации отмечает В.Ф. Берков, который пишет: «… Большие трудности в эффективном использовании формальных методов в общественных науках связаны с отсутствием математического языка, адекватного проблемам и объектам, изучаемым этими науками [3, с.104]. Предлагаемый вниманию читателя «язык тернарного описания», является математизированным языком, основным на категориях «вещь, свойство, отношение», а также «определенная, неопределенная, произвольная», которые делают этот язык адекватным проблемам и объектам общественных наук. [4].

Вопросы о началах могут быть эксплицированы в рамках того варианта эротетической логики, который разрабатывается в рамках языка тернарного описания [5]. Здесь вопрос трактуется, как требование снять неопределенность, имеющую место в формуле, являющейся пресуппозицией вопроса [6, с.16], т.е. заменить символ неопределенности – а, на символ определенного объекта – t или произвольного – А. Неопределенный объект занимает различные места в формуле, более или менее далекие от её начала. Таким образом, понятие начало и связанные с ним «степень философичности» легко находит свою формальную экспликацию в рамках предлагаемого аппарата. Рассмотрим этот вопрос на примере простейших формул, выражающих атрибутивное отношение: произвольный объект А обладает произвольным свойством A. Объект запишем внутри круглых скобок, свойство – справа от них: произвольный объект обладает произвольным свойством А. Понятие объекта, обладающего произвольным свойством, выразим путём замыкания приведенного выражения квадратными скобками [(А)А]. Если этот объект в свою очередь обладает произвольным свойством, то будем иметь формулу: ([(А)А])А. Продолжая этот процесс получим формулу: [([(A)A])A], ([([(A)A])A])A и т.д. Последняя из записанных выше формул относится к четвертому уровню – по числу символов А, входящих в формулу. Вместо А могут быть подставлены любые другие символы, причем в различные вхождения А – разные. Делая разные подстановки, мы получаем разные типы высказываний. Проблема конструируется в том случае, если А заменяется на а. Проблема будет иметь философский характер, если а будет помещено в начало многоуровневой формулы. Число уровней в различных конкретных случаях может быть разным. В приведенном выше примере с покупкой хлеба, чтобы дойти до философии было достаточно четырёх уровней, что можно выразить формулой: ([([(a)A])A])A.

В самом начале решается философский вопрос – можно ли доверять таблице умножения: (а)А. В случае положительного его решения принимается 2х2=4. И далее это соотношение применяется к покупке хлеба.

С другой стороны язык тернарного описания дает широкие возможности для выражения иной особенности философского знания, не отмеченной Аристотелем. Философское знание связано со многими другими знаниями, так что отбрасывание философского знания приводит к радикальному изменению во всей массе иного, скажем, естественнонаучного знания. Эта особенность философского знания также легко выражается в языке тернарного описания.

В этом случае возможно дать формальное определение философскому знанию. Но прежде чем дать такое определение необходимо ввести ряд дополнительных символов. Мы уже знаем, что символ произвольного объекта А в разных своих вхождениях  допускает разные подстановки. Но мы можем взять в качестве произвольных одни и те же объекты. В этом случае перед символами тождественных друг другу произвольных объектов ставится греческая буква ι (йота). Если же имеются не одно а, скажем, два отождествления, то для обозначения второй группы тождественных предметов используется удвоение буквы йота. Например, в списке символов: ιA, ιιА, ιA, ιιА первый символ отождествляется с третьим и второй – с четвертым. Список, в котором его элементы отделены друг от друга запятой является свободным, просто списком, не предполагающим никакой связи между его элементами. Если же такая связь предполагается, то список является связанным. В этом случае элементы списка отделены друг от друга точками.

Объект отличный от ιA обозначается как ιA'.

Стрелка → обозначает нейтральную импликацию, словесно выражаемую как «если …, то …». Это соответствует импликации, принятой в логике высказываний. В языке тернарного описания используется еще три типа импликации, но они здесь не применяются.

И, наконец, фигурные скобки служат для выделения подформул в составе формулы.

Учитывая все сказанное выше, можно дать следующее определение философского знания:

A) Философское знание =defA){{ιA·ιιA}→{ιA'→ιιA'}}

ιιA здесь означает всякое знание, не только философское. Дефиненс определения говорит о том, что изменение философского знания меняет все знание вообще. Проблема, относящаяся к философскому знанию естественно, будет считаться философской проблемой.

Важнейшие категории философии могут быть эксплицированы с помощью понятия системы. Это понятие связывает философские проблемы с целой парадигмой специфических системных проблем [7]. Анализ проблемных ситуаций в системных исследованиях произведен в [8]. Отметим, что их трёх важнейших дескрипторов системы – концепта, структуры и субстрата – важнейшее философское значение имеет поиск концепта [9].

 

Литература :

1. Миронов В.В. Нужен ли учебник по философии или еще раз о специфике философского знания.//Вестник Российского философского общества 2004, №3.

2. Аристотель. Метофизика.

3. Берков В.Ф. Структура и генезис научной проблемы. Минск. 1983.

4. Уёмов А.И. Основы формального аппарата параметрической общей теории систем.//Системные исследования. Ежегодник. 1984. М., 1984, с.152-180.

Uyemov A.I. The ternary description language as a formalism for the parametric general system theory. Parts I, II, III. // Int J. of General systems 1999, vol. 28 (4-5) p. 351-366; Vol. 31 (2) p. 131-155; 2003. Vol. 32 (6). P.583-623.

5. Уёмов А.И. К проблеме построения эротетической логики в рамках языка тернарного описания.// Современная логика : проблемы теории, истории и применения а науке. Тезисы докладов. СПб., 1996, с. 172- 174.

6. Белнап Н., Стил Т. Логика вопросов и ответов. М., 1981.

7. Уёмов А.И. Системная парадигма в анализе философских проблем // Первый Российский философский конгресс, том III. Онтология, гносеология, логика и аналитическая философия. СПб., 1997. С.411-414.

8. Уёмов А.И. Зуев Ю.И. Проблемные ситуации в системологических исследованиях. // Общая теория систем. Киев. АН УССР, 1972, с.115-120.

9. Цофнас А.Ю. Типы научных проблем. // Современная логика: проблемы теории, истории и применения в науке. Тезисы докладов.– СПб. 2002. С.133-136.