Философская школа Авенира Ивановича Уёмова

Systems everywhere!

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Цофнас А.Ю. Типы научных проблем, 2004


Арнольд Юрьевич Цофнас

Типы научных проблем

Говоря о понятии проблемы, часто ссылаются скорее на метафору, чем на определение: проблема якобы есть «знание о незнании». Рефлексивность, действительно, характеризует всякое научное знание: имеющий знание, вместе с тем знает, что он его имеет. Но можно ли считать знанием рефлексию над незнанием?

То, что называют «проблемой», не соответствует ряду признаков научного знания. К ней было бы странно применять признак обоснованности (выводимости): обоснованным оказывается какое-либо ее решение, а не она сама. Проблема, в отличие от знания, совсем не обязательно эксплицитна и общезначима. К ней плохо приложимо требование наличия какой-либо валентности: что такое истинная или «ложная» проблема? («Псевдопроблема» – не проблема, а указание ошибки в ее постановке). Наконец, знание становится научным, когда оно определенным образом понято в рамках некоторой концепции, представлено системно, но наличие проблемы свидетельствует как раз о невозможности построить систему знания при фиксированных условиях.

Проблема является не знанием, а состоянием непонимания, причем не столько непонимания некоторой предметной области, сколько соответствующих наличных данных. Именно данные – эмпирические или доставленные теоретическим способом – в данном случае выступают объектом понимания.

Понимание [1] всегда есть более или менее целостное (системное) представление предмета, т.е. создание представления о нем как о вещи, структура которой (в виде некоторых отношений или набора свойств) соответствует заранее принимаемому концепту. Проблема же (непонимание данных) выглядит как невозможность указать в предполагаемой системе один из дескрипторов первого порядка – концепт, структуру или субстрат. Поэтому натуральная классификация проблем может быть проведена, если взять за основание именно эти дескрипторы или, при более детальной классификации, дескрипторы более высоких порядков в виде отношений концепта к структуре, структуры к субстрату, структуры к концепту и т.д.

Проблемы субстратного типа указывают на недостаток или избыток фактов. Эти случаи – разновидности субстратных проблем. Факты являются элементарными дескрипциями, они предполагаются некоторой структурой (языком, конкретными формулами, законами, законоподобными суждениями). Структура же, в свою очередь, соответствует принимаемому концепту (принципам, смысловому полю исследования, целям ученого).

Субстратные проблемы – самый распространенный тип проблем. Для их разрешения применяют хорошо известные процедуры научного поиска, верификации и фальсификации.

Структурные проблемы требуют поиска отношений, которые наиболее тесно (когерентно) связали бы наличный фактический материал – при заданном концепте. Если пользуются другим способом системного представления (когда структурой выступает набор свойств, соответствующий концептуально заданному отношению) структурная проблема указывает на необходимость определения такого набора свойств исследуемого предмета, который соответствовал бы данному концепту.

Структурные проблемы – это проблемы более высокого уровня, чем субстратные. Именно в этом русле лежит открытие законов, которое считается крупным научным достижением (именно законам часто присваивают имя первооткрывателя). Любопытно, что закон обычно рассматривают как отношение, однако не видно препятствий к формулировке законов как набора свойств, соответствующих фиксированному отношению-концепту.

Еще более важными считаются концептуальные проблемы. Этот тип проблем означает невозможность осмысления – с точки зрения изначально предполагаемых идей (понятий, принципов, парадигм решения задач) – той структуры, которая реализуется на исследуемых фактах (субстрате). Пока соответствующий концепт не найден, данные не могут войти в научную концепцию (систему знания).

Если решение проблемы не сводится к подведению под уже существующий (в данной или в иной отрасли знания) концепт, а предполагает поиск принципиально иного понимания, стоит вопрос о возникновении новой концепции. В ней и факты, и структурные характеристики обретают другой смысл (по-новому «теоретически нагружены»).

Все проблемы названных типов могут быть сформулированы при наличии только двух дескрипторов. Если, допустим, есть лишь описания событий, которые не охватываются никакой известной концепцией, но при этом они никак не соотнесены и нет для них никакого объяснения, то они «зависают», существуют собственной жизнью – как сведения за пределами науки. Такими фактами часто стремятся удивить средства массовой информации. Эти факты становятся концептуальной проблемой только тогда, когда их удается структурировать указанием хоть какой-то корреляции, или – структурной проблемой, когда есть подозрение на корреляцию фактов в соответствии с известным концептом.

Наконец, существуют и проблемы реляционного типа – они связанны с синтезом систем знания. Разновидности такого рода проблем опять-таки определяются возможностью синтеза субстратов, структур или концептов – в различных вариантах. При этом в синтезируемых системах могут оказаться общими либо один, либо два дескриптора. Известная проблема соизмеримости концептуальных каркасов – проблема именно реляционного характера. Совмещение корпускулярной и волновой концепций при создании квантовой механики было проблемой реляционно-концептуального вида: одна и та же предметная область (факты) структурировалась по-разному под различные концепты. Проблема снималась принятием концепта дополнительности.

Формальное представление типов проблем наиболее естественно удается провести в языке тернарного описания [2]. Например, о наличии субстратной проблемы в произвольной предметной области свидетельствует формула:

(iA){([(ййa)t])T·([ййa(*iA)])F}

С помощью системно-параметрического анализа в этом же языке можно зафиксировать и такие разновидность научных проблем, как, например, степень полноты, избыток (недостаток) сложности или целостности в представлении данных (опять-таки применительно к концепту, структуре или субстрату).

_____________________________

1. Цофнас А.Ю. Теория систем и теория познания. – Одесса, 1999, С. 193-278.

2. Uyemov A.I. The ternary description language as formalism for the parametric general systems theory: Parts 1, II, III // Int. J. of General systems, 1999. Vol. 28 (4-5), Pp. 351-366; 2002. Vol. 31 (2), Pp. 131-151; 2003. Vol. 32 (6), Pp. 583-623.