Философская школа Авенира Ивановича Уёмова

Systems everywhere!

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Цофнас А.Ю. МЕТОДОЛОГИГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ГРАНИЦ УНИВЕРСАЛИЗМА, 2007


Сама мысль о необходимости установления границ универсализма может быть оправдана уже тем, что всякое рациональное знание, по необходимости, должно быть ограничено. По мысли Гегеля, кто хочет получить всё, тот не получит ничего. Сразу же бросается в глаза, что вопрос об установлении границ универсализма имеет содержательный и формальный аспекты.

С содержательной точки зрения любая универсализация в областях экономики и культуры, естественно, наталкивается на сопротивление уже сложившихся форм жизни, и тому есть многочисленные эмпирические подтверждения. Традиционные мировые религии с неприязнью относятся к проектам универсальных религий. Антиглобалисты выступают против унификации и универсализации форм экономики и выдвигают основательные аргументы в пользу сохранения национальных культур. Содержательные границы универсализма, его смысл и значение на эмпирическом уровне каждый раз определяются в спорах (порой далеко не мирных) по конкретным вопросам.

Формальный же аспект демаркации концепций универсализма нуждается в методологическом анализе. Чтобы ставить вопрос о границах универсализма, надо иметь его определение или, по крайней мере, хорошую экспликацию соответствующего понятия. Однако хороших определений «универсализма», нет, по крайней мере, мне, встречать их не приходилось. А что касается экспликаций, то они, как правило, в каждом отдельном случае задаются, по выражению позднего Витгенштейна, языковой игрой, т.е. прагматической стороной функционирования языка.

Даже поверхностный анализ показывает, что употребление слова «универсализм» сопровождается наличием большого числа неоднозначных понятий. Когда говорят о религиозном, экономическом, культурном, биологическом, экологическом, лингвистическом, физическом и проч. универсализме, явно имеют в виду не одно и то же. Исключение составляет, может быть, одна только стержневая идея их всех – идея обобщения. Религиозный универсализм отбрасывает специфику толкований и ритуалов в различных религиях, но сохраняет то общее, что есть в каждой из мировых религий. Так же и всемирные или региональные политические организации универсальны тогда, когда ищут общие точки соприкосновения государственных интересов, но при этом стремятся не затрагивать частных национальных сторон жизни.

Таким образом, особенностью построения различных концепций универсализма как раз и является то, что они строятся путем генерализации, обобщением «снизу вверх», в основном, индуктивным путем. Этим они отличаются от дедуктивного математического знания и философских концепций. Философские системы строятся как понимание мира или его аспекта на основе заранее принимаемых (без обоснования, на веру) принципов. Гегель, например, полагал, что истинность его философии определена ее системностью, т.е. воплощением принципа тождества бытия и мышления в предложенной им структуре (в марксизме эта структура приобрела функцию законов диалектики), которая, в свою очередь, выполняется на громадном наборе категорий. Это – путь конкретизации, не свойственный никакому универсализму.

По данному признаку универсализм можно отличить и от общей параметрической теории систем (ПТС)[1], предложенной Авениром Уёмовым. Эта концепция также претендует на универсальность. Но она изначально строится «сверху вниз»: принимает философский принцип функционального (а не физического) различения вещей, свойств и отношений, затем, опираясь на этот принципа, определяет понятие системы, применимое к описанию вещей произвольной природы, различает типы систем по системным характеристикам (системным параметрам и их значениям) и только после этого ищет применения (конкретизацию) в различных областях науки и культуры вообще.

Именно указанной генерализирующей особенностью концепций универсализма определены их границы. Данные рубежи могут быть обнаружены как по «горизонтали», так и «по вертикали». В последнем случае придется различать «нижние» и «верхние» границы.

Горизонтальные границы определены спецификой данной разновидности универсализма относительно других аналогичных концепций: ведь ни одна из концепций не утрачивает своих качественных предметных особенностей. В частности, обсуждая проблемы глобализации, постоянно ставят вопрос о соотношении, например, экономического универсализма и культурного. Экономический универсализм предполагает недискриминационную идеологию, создание всемирных торговых и финансовых организаций, добровольное участие в них государств с различным (в определенных пределах) политическим устройством. Культурный универсализм опирается на поиск общечеловеческих ценностей и цивилизационных идеалов, позволяющих сохранять возможность взаимопонимания для людей разных культур. Точно так же лингвистический универсализм касается только языков (натуральных и искусственных), но его идеи бессмысленно примерять к религиозному универсализму. Математика является универсальным языком науки, но дальнейшая эволюция математики не предполагает ее экспансии в вопросы религиозной веры или решение проблемы смысла человеческой жизни. И т.д.

Что же касается вертикальных границ, то нижняя вертикальная граница каждой из концепций универсализма задана как раз степенью их общности. Скажем, религиозный универсализм не может манифестировать себя в качестве «еще одной» (лучшей?!) религии и предлагать ее взамен существующих. Свами Вивекананда (1863-1902), который весьма интересовался религиозным универсализмом, сам не оставлял пределов индуизма, а универсализм рассматривал как средство наведения мостов взаимопонимания между людьми с разными религиозными убеждениями: «Да вдохновит вас тот, кто является Брахманом индусов, Агурамаздой зороастрийцев, Буддой буддистов, Иеговой евреев, Небесным отцом христиан… Христианину не надо стать индуистом или буддистом, а индуисту или буддисту – христианином. Но каждый должен проникнуться учением других, не переставая культивировать свою индивидуальность и развиваться сообразно своим собственным законам»[2].

Верхняя граница каждого конкретного вида универсализма – это его специфика относительно философии. Именно эта граница позволяет различать философские и универсалистические концепции. Философия не имеет своим предметом какую-либо отдельную отрасль культуры, а обращена к «миру вообще», «человеку вообще» (как бы при этом ни трактовалось понятие человека – как обобщенный индивид, трансцендентальный субъект, как идеальный представитель рода человеческого и т.д.). И постановка проблем познания (понимания) в философии не замыкается никакой областью социальной жизни.

В рамках того, что сегодня относят к философии, исключение составляет лишь социальная философия, предметом которой является не «мир в целом» а его наиболее важная для человека часть. Однако такое положение дел, по-видимому, является временным. Социология имеет все основания со временем стать отдельной от философии гуманитарной дисциплиной, а произойдет это именно тогда, когда удастся сформулировать надежные социальные закономерности. В зависимости от способа формирования будущей социологии (генерализация либо конкретизация) она может оказаться и одной из концепций универсализма. Однако в любой разновидности универсализма, как и в иных отраслях знания, всегда есть философские основания, никто не обходится без использования философских категорий и принципов и без ориентации на ту или иную онтологию.

Можно ли ставить вопрос об «универсализме вообще» – как о дальнейшей генерализации, об обобщении всех уже существующих концепций универсализма? Скорее всего, это было бы путем в никуда. Ведь такому обобщению угрожала бы бессодержательность. Всякая генерализация – это путь абстрагирования, а на этом пути непременно придется иметь дело с законом обратного отношения между объемом и содержанием понятий, который был сформулирован еще классиком теории абстрагирования Дж. Локком: чем шире объем понятия, тем меньше его содержание. Аналогично, чем шире концепция универсализма, тем менее в ней смысла и тем меньшее практическое значение она могла бы иметь. Таким образом, создание общей концепции универсализма на пути генерализации становится невозможным.

Однако означает ли призрак бессодержательности угрозу остановки в развитии идей универсализма? Полагаю, что нет. По-видимому, дальнейшее развитие универсализма можно было бы ожидать на двух путях.

Путь первый. Кто-то рискнет изначально предложить набор ключевых принципов и категорий универсализма. Поскольку речь идет о предельно широком применении, такие категории и принципы, скорее всего, придут из философии. Если эта попытка окажется удачной, то особенностью новой общей концепции универсализма будет то, что она станет строиться способом «сверху вниз» – не как генерализация, а как конкретизация (интерпретация или субстантивация) принятых принципов. Этот путь не несет угрозы обессмысливания и бессодержательности. Хотя такая возможность построения универсализма не исключена, на этот путь, насколько я могу судить, никто пока не ступил.

Путь второй. Это путь гибридизации. На идеи универсализма может быть «привита» какая-либо относительно хорошо проработанная, но непременно релевантная этим идеям, теория, т.е. такая теория, которая совпадает по смыслу и объему решаемых универсализмом задач. Мне уже случалось высказываться о том, какие преимущества могло бы дать использование в качестве «привоя» параметрической теории систем[3]. Однако надо принять во внимание, что такого рода системно-параметрический универсализм станет решать только проблемы структурного порядка, но почти ничего не скажет о природе и содержании социальных явлений. Каждый из путей имеет свои преимущества и недостатки.

 



[1] См.: Уёмов А.И. Системный подход и общая теория систем. – М., 1978.; Уёмов А., Сараева И., Цофнас А. Общая теория систем для гуманитариев. – Warszawa: Uniwersitas Rediviva, 2001.

[2] Ромен Ролан. Жизнь Рамакришны. Жизнь Вивекананды. – К., 1991. – С. 256.

[3] См.: Цофнас А.Ю. Возможен ли универсализм как научная концепция // Wspólnotowość i Postawa Uniwersalistyczna. Roczniki PTU.– nr 2/2000-2001. – S. 19-25