Философская школа Авенира Ивановича Уёмова

Systems everywhere!

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Цофнас А.Ю. ЕВРОПЕЙСКАЯ ЦИВИЛИЗОВАННОСТЬ В ИНТЕРЬЕРЕ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, 2011


I. Явно или неявно европейский тип жизни зачастую рассматривается как модель будущего человеческой цивилизации вообще. Имеется ли в виду и политическая, и экономическая, и культурная составляющие этого образа жизни, или только какая-то его часть? И, в любом случае, имеет ли право на существование такая модель в качестве общечеловеческого будущего? Ведь особый европейский тип развития сложился только в Новое время – как результат выбора экстенсионального пути (в противовес интенсиональному пути, т.е. пути не покорения природы, а приспособления к ней и самосовершенствования человека). Очевидно, что сегодня именно экстенсиональный путь привел человечество к многочисленным глобальным проблемам и кризисам.

II. Уточним понятия. Нередко слова «цивилизация» и «культура» используются как синонимы. В других случаях, цивилизацию рассматривают как часть культуры. В широком смысле «культура» – это вообще всё, что создано человеком, включая материальную и духовную составляющие – в отличие от того, что делает природа без участия человека. Тогда цивилизация оказывается этапом эволюции культуры. Так, Л. Морган и Ф. Энгельс говорили о цивилизации как о третьей ступени культуры – после дикости и варварства. Именно на этой ступени возникают города и, соответственно, особый городской образ жизни и духовная культура. В Средние века быть цивилизованным означало принадлежать именно к образу и духу жизни горожан, бюргеров, мещан. Городские стены защищали этот образ жизни не только от нашествий варваров, но и от крестьянского уклада, т. е. от всех носителей иного способа жить. В Новое время французское «burgeois» дало имя «буржуазии», третьему сословию, а буржуазная духовная культура противопоставила себя уже не только крестьянской, но и церковной, и дворянской. Эта культура дала начало «восстанию масс» (Х. Ортега-и-Гассет). Распространение культуры в массы привело к ее упрощению и создало иллюзию общедоступности, а в итоге, к возникновению поп-культуры.

Однако О. Шпенглер понятия культуры и цивилизации противопоставлял. По Шпенглеру культура носит духовный характер, а создает ее гуманитарная элита. Затем культура постепенно вырождается в цивилизацию и умирает в ней. То, что становится массовым, стандартизированным культурой больше не может быть названо. Шаблоны и стандарты создают технологи, они-то и оказываются могильщиками культуры. По Шпенглеру, новая европейская цивилизация родилась не раньше, чем европейская культура приблизилась к своему закату еще в начале ХХ столетия. Приблизительно эту точку зрения – с некоторыми поправками – разделяли многие европейские мыслители, в частности М. Хайдеггер, который, по-видимому, полагал, что культура не умирает никогда, а лишь замирает в цивилизации.

III. Анализ понятия «европейской цивилизованности», показывает, что она включает несколько наиболее существенных стандартов, воплощающих культурные идеалы эпохи Просвещения. В зависимости от того, принимается за смысл существования цивилизации экономический или политический идеал, строятся разные модели. Но в любом случае культура оказывается только средством, а не целью. Это – отличительный признак любой, не только европейской, цивилизации. Когда возникает новая культура, то экономика и политика рассматриваются как ее средства. Различия культуры и цивилизации допускают системное представление средствами параметрической теории систем. При этом обнаруживается, что культура может создать цивилизацию, но не наоборот, что не только каждая культура уникальна, но при своем возникновении уникальна и каждая цивилизация по своим культурным предпосылкам. Однако затем в цивилизации происходит обращение целей и средств: концепт отправляется в субстрат, т.е. перестает быть целью, а становится средством. По-видимому, именно поэтому все цивилизации обречены на вымирание.

IV. У европейской цивилизации обнаруживаются признаки того, что А. Дж. Тойнби обозначил термином «надлом», на «вызовы» перманентного экономического кризиса в контексте глобализации и вызовы природы можно ответить только созданием принципиально новой культуры. Все меры по минимизации издержек экстенсивного характера европейской цивилизации, хотя и полезны тактически, однако стратегически оказываются лишь паллиативами. Проблемы цивилизации – это болезни Культуры, симптом аксиологического кризиса.

V. Готовых рецептов создания новой культуры нет, как нет и методологии научного открытия. Но можно попытаться предугадать некую общую тенденцию смены концептов культур. На размышления наводят идеи психоанализа. Эрих Фромм полагал, что развитие личности по пути к свободе и самореализации идет через преодоление инцеста (в широком смысле) – фундаментального желания оставаться всю жизнь ребенком. Эволюция личности направлена в сторону от эгоистической привязанности к родителям, а затем, к племени, народности, нации, расы, государства, класса, политической партии, множества других институциональных форм и организаций – к свободе. Если опираться на концепцию единства онтогенеза и филогенеза, то тогда и развитие культуры должно идти в том же направлении. Новая культура – это, скорее всего, бегство от всех патерналистских форм политической жизни, от национализма и расизма, зависимости от церковных и иных организаций, а также, по-видимому, от избыточного производства материальных благ в обществе потребления. Это движение в сторону от инцестуозности – к любви к природе и к человеку как ее производному.

Опасения относительно того, что переход в новую культуру, по крайней мере, пока она сама не превратится в цивилизацию, сопряжен с угрозой отказа от привычного комфорта, а люди этого не захотят. Возможно, это и так. Однако есть и утешительная альтернатива для наших современников: в ретроспективе жизнь в условиях древнегреческой культуры или культуры Возрождения творческим людям сегодня кажется предпочтительнее жизни в параллельно существовавших тогда цивилизациях.