Голосование

Как часто Вы бы хотели принимать участие в работе системного семинара?
 


Л. Н. Любинская, Л. Н. Терентьева. Аристотелевский силлогизм и категория «состояние»

В силу ряда причин категория «состояние» оказалась широко востребованной не только в современном естествознании, но и в логике. Проблема физического вакуума, сложность его бытия, «бытие в возможности» как потенциальное бытие, его соотношение с бытием  актуальным раскрываются с помощью категории состояния. Исследователи отмечают, что вакуум является самым сложным типом физической реальности. Вакуум – пустота, ничто, из которой, возможно, рождается Вселенная, характеризуется как своего рода потенциальное бытие, поскольку в нем  содержатся любые (произвольные) частицы, хотя актуально в вакууме ничего не содержится. И именно категория «состояние» используется для обозначения того, что же такое вакуум – это особое состояние материи.
Категория состояния находит применение не только как особая характеристика материальных объектов. В лингвистике категория состояние используется как суперкатегория, как особая характеристика ряда предикатов, в которых имплицитное время присутствует потенциально. В области когерентной логики исследуются механизмы перехода от одного состояния к другому.
Проблема состояния исследовалась ещё Аристотелем в связи с  анализом устойчивых и преходящих свойств [1,  9a   5 – 10]. Понятие состояния  разбирается Аристотелем не в ряду его  десяти категорий (сущее, количество, соотнесенное, качество, действие, страдание или претерпевание, положение, пространство, время, обладание), а в связи с исследованием категории качества (свойства). На наш взгляд, категория состояния может быть уместной при соспоставлении с такими категориями как «претерпевание (страдание)», «обладание», «положение». Однако, несомненно, что категория «состояние» относится к системе онтологических категорий.[2]
Проблема логико-системного анализа категории состояния,  обозначающего особый способ бытия объектов как материальной, так и нематериальной природы не теряет своей актуальности и в этом направлении сделано уже немало.[3], [4], [5], [6]. Однако, на наш взгляд, ещё остается не исследованным вопрос об онтологическом статусе категории состояния, если привлечь для этого идею Аристотеля об иерархической структуре бытия.
Удивительно красивую  концепцию бытия создал Аристотель. Всё обладает бытием: и мир человеческого духа, создающий интеллектуальные, эстетические и моральные ценности, небо и земля и их части, включая человека, и мир чувственных объектов, и состояние удивления, которое испытывает человек, его душа, познавая «здешний» (Аристотель) мир. Однако есть одно «но» - бытие присуще всему, но по-разному. Аристотель пишет об этом так: «В самом деле, так же как бытие присуще всему, но не одинаковым образом, а одному первично, другим вторично, так и суть прямо присуща сущности, а всему остальному – лишь в некотором отношении: ведь и о качестве мы можем спросить, «что оно такое?», так что и качество есть некоторого рода суть, только не в прямом смысле [1030a  20-23]…Поэтому и теперь, раз способ выражения ясен, скажем, что и суть бытия, так же как и суть, присуща первично и прямо сущности, а затем всему остальному, и это будет суть бытия не в прямом смысле, а суть бытия такого-то качества или количества.  «[1030a  29-32]
В способе обладания бытием Аристотель различает сущность и сущее. Сущности бытие присуще в первичном и прямом смысле, а сущему бытие присуще не в прямом, не в первичном смысле. Не в первичном смысле бытие присуще качеству или количеству: они принадлежат чему-то, как «нечетное» принадлежит числу, а «женское» - существу.  Различение сущности и сущего Аристотель ведет в категории  «суть бытия»: « Ведь суть бытия вещи есть именно суть её; а когда одно сказывается о другом [привходящим образом], [то сочетание  их] не есть по существу своему определенное нечто, например: бледный человек не есть по существу своему определенное нечто, раз быть определенным нечто свойственно лишь сущностям.»[1030a 3-5]
Сущности обладают сутью бытия прямо и они не сказываются ни о чем. Более того, быть определенным  нечто  свойственно лишь  сущностям. Аристотель подчеркивает, что «суть бытия имеется только для того, обозначение чего есть определение» [1030a  7] (курсив наш  Л.Л. Л.Т.)  Бытие сущности и бытие сущего различаются и логически: обозначение сущности есть определение, а обозначение сущего есть имя. И определение и имя есть обозначение. Аристотель предостерегает: «А определение и имя имеется не там, где имя выражает то же, что и обозначение
( иначе все обозначения были бы определениями: ведь тогда имя будет равнозначно любому обозначению, так что и «Илиада» будет определением) а там, где оно есть обозначение чего-то первичного». [1030a  7-10]
Не является сущностью, по Аристотелю, и состояние, бытие ему присуще не первично, а вторично, т.е. в некотором отношении. Бытие состояния есть  один из «остальных» родов сущего. Понятие «состояние» у Аристотеля идёт в связке «привходящее», «состояние другого», «причастность другому». Это понимание  состояния выражено по сравнению с тем, что им не является: «Поэтому сути бытия нет у того, что не есть вид рода» [1030a  11]
Из всего вышеизложенного получается, что «состояние» - не суть бытия, не сущность, а один из родов сущего, которое обозначается именем, а не определением. Последнее годится только для сущности. Бытие состояния таково, что оно всегда существует «в связи» с чем-то, где оно находится, например,  состояние бледности, болезни или здоровья  находятся в человеке.
В аристотелевском учении о бытии можно выделить следующие разряды:

1-я сущность                    не находится в подлежащем          не сказывается о подлежащем

2-я сущность                    не находится в подлежащем          сказывается о подлежащем

3-е сущее (не-сущность)   находится в подлежащем              не сказывается о подлежащем

4-е сущее (не сущность)   находится в подлежащем              сказывается о подлежащем

1-я сущность. Его бытие Аристотель определяет так: «Сущность, называемая так в самом основном, первичном и безусловном смысле – это та, которая не говорится ни о каком подлежащем и не находится ни в каком подлежащем, как, например, отдельный человек или отдельная лошадь».[2a  11-14]. Бытие  первых сущностей – это бытие всего  материального мира – от звезды, солнечного луча до отдельного, конкретного человека. Это – самостоятельное бытие, которое обладает пространственно-временной определенностью. Это бытие единичных, чувственно воспринимаемых объектов, с исследования которых начинается эмпирическое познание. В индуктивном методе – это движение мысли от единичного, конкретного, частного к объединяющему общему, к поискам родов и видов этого единичного.

2-я сущность – это бытие родов и видов, которые получены в том акте познания, когда, на наш взгляд, происходит абстракция от пространственно-временной определенности единичных, конкретных вещей. Общее – это то  бытие, которое «всегда» и «везде» (Аристотель) в отличие от единичного бытия, которое «здесь» и «теперь».   
Аристотель подчеркивает логическое различие бытия 1-й и  2-й сущности: 1-я сущность не находится ни в каком подлежащем и не сказывается ни о каком подлежащем. В суждении 1-я сущность занимает место субъекта и не занимает место предиката, т.е. не сказывается ни о чем.  А.И. Уёмов в курсе лекций по «Метафизике» вводит дополнение к аристотелевскому пониманию бытия 1-й сущности: она может занять место предиката, но только в том случае, если будет сказываться о себе самой. В категориях вещи, свойства и отношения [7]  можно различить бытийные объекты 1-й и 2-й  сущности. Объекты 1-й сущности – это вещи с пространственными границами. Можно добавить, что 1-е сущности – это вещи с пространственно-временными границами. Это относится как к вещам-телам, так и к полевой материи. Объекты 2-й сущности – это понятия, обозначающие роды и виды, которые сказываются, место которых в суждении «быть предикатом», где место субъекта занимают объект – 1-я сущность. Роды и виды – это тоже вещи, но с качественными границами.
Это не означает, что роды и виды как абстрактные сущности не могут занять место субъекта в рассуждении. Например, силлогизм как вид умозаключения, может  занимать как место субъекта, так и место предиката в суждении. А  1-я сущность не может.

3-е сущее – это вид бытия, которое  «находится в подлежащем» и не сказывается ни о чем, кроме как о себе самой, добавляет А.И.Уёмов. Аристотель поясняет, что значит «находиться в подлежащем»: « …( я называю находящимся в подлежащем то, что, не будучи частью, не может существовать отдельно от того, в чем находится)» [1a  23-25] “ Это место у Аристотеля вызывает затруднение. Находится, но не есть часть того, в чем находится – таково бытие 3-го сущего (не сущности). В качестве иллюстрации бытия 3-го сущего у Аристотеля находим: «…например, определенное умение читать и писать находится в подлежащем – в душе, но ни о каком подлежащем не говорится как об определенном умении читать и писать. И определенное белое находится в подлежащем – в теле (ибо всякий цвет – в теле), но ни о каком подлежащем не говорится как об определенном  белом».[1a  25-30]
В этих двух примерах приведены два подлежащих – душа (сознание), в котором находится определенное умение читать и писать (знание) и другое подлежащее – тело человека, которое  обладает определенным белым цветом. Эти два примера подлежащих в категориях вещи, свойства и отношения различны: душа (сознание) – вещь с качественными границами, в которой находится определенное умение читать и писать ( в определенной, конкретной душе) и тело человека – вещь с пространственно-временными границами, в котором находится определенный белый цвет (тело определенного человека).  Определенное умение читать и писать, т.е. обладать знанием, радоваться, скорбеть, болеть – это состояния души, которые не являются частями души (сознания), однако находятся в ней. В теле определенного человека находится не только определенный белый цвет, тело может и посинеть и быть теплым или холодным, здоровым  и больным. Это его состояния, это то, что сказывается о самом себе, но не сказывается о других подлежащих. В этих случаях состояние (для души, для тела) – привходящее, оно может быть, а может и не быть в конкретном подлежащем. Другое дело – бытие родов и видов. Роды и виды по отношению к 1-м сущностям – не привходящие и они не находятся в 1-х сущностях как  в подлежащих, однако отношение родов и видов (2-е сущности) к единичным объектам (1-е сущности)  является внутренним. Состояния же для подлежащих (душа, тело), которые и сказываются и находятся в своих определенных подлежащих, носят  привходящий характер и отношение между состоянием и подлежащим, в котором оно находится, является внешним. ( О внешних и внутренних отношениях см. [7])

4-е сущее (не-сущность). Этот вид бытия – находится в подлежащем и сказывается о подлежащем.  Только здесь речь идет не об определенном, конкретном подлежащем и не об определенном, конкретном «умении читать и писать». Например,  бытие Евгения Онегина – 3-е сущее, его подлежащее, в котором он находится,  одноименный роман А.С.Пушкина. Бытие вообще литературного  героя – это  4-е сущее. Он  находится в подлежащем – каком-то литературном произведении. Силлогизм как логическая форма находится в своем подлежащем – логическом  учении Аристотеля, создавшего силлогизм. Бытие силлогизма – 4-е сущее. А если взять определенный силлогизм: «Все люди смертны, Кориск – человек, следовательно, он смертен», то это бытие 3-го сущего.
Различие между 3-м  и 4-м сущим, на наш взгляд, выразимо в категориях определенного, неопределенного. [8] Бытие «3-е сущее» - выразимо в категории «определенное», бытие «4-е сущее», соответственно,  выразимо в категории  «неопределенное».
В учении Аристотеля о бытии «состояние» - это то, что «не существует от природы само по себе и не может отделяться от предмета» [1028a  22-24], поскольку оно – сущее. Его бытие – «в связи», например, «человек бежит, человек побеждает» [1a  16-17]. Сущее и состояние у Аристотеля идут в связке: «…а все остальное называется сущим, поскольку в одних случаях – это относящееся к сущему в первом значении количество, или качество, или состояние, или ещё что-то другое тому подобное».[1028a  17-19].
«Состояние» - это зависимое бытие, которое находится в подлежащем. Оно может находиться и в 1-й сущности: «Главная особенность сущности – это, надо полагать, то, что, будучи тождественной и одной по числу, она способна принимать противоположности…так, отдельный человек, будучи единым о одним и тем же, иногда бывает бледным, иногда смуглым, а также теплым и холодным, плохим и хорошим. [4a  10-20]В самом деле, сущности, принимают противоположности, меняясь сами. Ведь, став холодной из теплой,  сущность претерпела изменение (ибо она стала иной),  и так же – став из бледного смуглым и из плохого хорошим».[4a  30-33]  Здесь речь идет о том, что сущность способна принимать противоположности, т.е. изменять свое состояние и это не проходит бесследно для сущности: она меняется сама. Аристотель подчеркивает, что это особенность сущности: «Так что  быть способной принимать противоположности в силу собственной перемены – это особенность сущности, по крайней мере по способу [каким она их принимает]. [4b  2-5] Особенно важно то, что «Сущности, принимая противоположности, меняются сами».[4a  30] Это относится к бытию 1-й сущности -  материальным объектам. А бытие  3-го и 4-го сущего может принимать противоположности, меняясь при этом? Аристотелевский пример бытия 3-го сущего, которое находится в подлежащем и не скаывается о подлежащем, о моей душе (сознании), в котором находится мое личное умение читать и писать, что-то знать, переживать, радоваться и печалиться - все эти состояния души или моего сознания  изменяют мое душевное состояние, мою душу как бытие 3-го сущего. Сама душа находится в своем под-лежащем – теле человека. И человеческое тело, принимая те или иные состояния души, меняется. Состояние психического равновесия – здоровья или психического неравновесия – нездоровья принимает наше тело, изменяясь при этом. И наоборот.
А как быть с бытием 4-го сущего, может ли это бытие принимать противоположности в силу собственной перемены, т.е. таким же способом как принимает противоположности 1-я сущность, например, силлогизм как бытие 4-го сущего? Например, силлогизм может быть то правильным, то неправильным, посылки его могут быть то истинными, то ложными? Аристотель решительно отвергает это: «Ведь и о речи и о мнении говорится как о способных принимать противоположнос ти не потому, что они сами принимают что-то, что в чем-то другом переменилось состояние …[4b  6-7] …ведь вообще ни речь, ни мнение нисколько и ничем не приводятся в движение… в виду того, что в них не происходит никакой перемены, они не способны принимать противоположности». [4b  10-12]
Доказывающая речь, силлогизм «ничем не приводится в движение, в них не происходит никакой перемены», поскольку бытие присуще 4-му сущему не прямо, как 1-й сущности, а кос венно, и в этом бытии  нет собственной перемены.  А «состояние» для речи или мнения  - есть, например, быть истинной или ложной, которое зависит от того, что что-то переменилось вне речи. Если была истинной речь о том, что человек сидит, то, если он встал, замечает Аристотель, то эта речь уже не будет истинной.
Как же происходят изменения в бытии 4-го сущего, как, например, в бытии силлогизма и можно ли в силлогизме обнаружить то, что именуется «состоянием»? Аристотель называет  2-ю и 3-ю фигуры силлогизма «падежами» 1-й фигуры. Все фигуры различаются по положению среднего термина в посылках, включая и 4-ю  (галеновскую)  фигуру. Пусть 4-я  фигура «неестественная» [9], но и к ней можно применить аристотелевское: она – падеж 1-й фигуры. Недаром, Теофраст, открывший модусы, которые  впоследствии Гален отнес к 4-й фигуре, относил их к 1-й фигуре.
1-ю фигуру Аристотель называет «совершенной». Эта характеристика 1-й фигуры может быть эсплицирована в категориях параметрической общей теории систем [10], если использовать для этого значения системных параметров – простоту и целостность. «Совершенство» 1-й есть её наибольшая простота и целостность по отношению к  2-й, 3-й и 4-й фигурам силлогизма.
Более того, можно показать, что сложность возрастает в направлении от 1-й фигуры к 4-й, а целостность уменьшается.[10] Для этого воспользуемся учением Аристотеля о «местах», которые стремятся занять  объекты. «Место»  может быть «по природе» (собственное место) и  «по положению» [208 b 12-19]. Применим аристотелевское учение о «местах» к анализу простого категорического силлогизма, рассматриваемого как связь его терминов. Для этого, если ввести идеюо «собственном» месте по положению, которые занимают крайние термины силлогизма  в выводе  S –P, то в 1-й фигуре они не меняют своих  «собственных» мест в посылках, во 2-й фигуре S  занимает «собственное» место в посылке, а P  удваивает свою местность. Во 2-й фигуре  S  удваивает свою местность,  а в 4-й фигуре удваивают свои места   S   и  P. Это самая сложная фигура. Тогда проблема сведения «падежей», т.е. 2-й, 3-й и 4-й фигур  к 1-й фигуре представляется как  операция упрощения.
То же и с определением значения  общесистемного параметра целостности, отнесенного к фигурам  силлогизма. Целостность, интерпретируемая как связность    (частей, чэпс)   системы [11],  уменьшается в направлении от 1-й фигуры к галеновской. Следовательно, операция  сведения всех падежей   силлогизма  к 1-й фигуре как  « совершенной» может оцениваться как  стремление  к восстановлению целостности, поскольку «падежи» 1-й фигуры имеют меньшую целостность и меньшую простоту.
Являются ли  «падежи» 1-й фигуры её состояниями? В «падежах» 1-й фигуры отношения межде терминами S, M, P меняются, следовательно, можно допустить, что это вид вариативной системы. « В случае вариативных систем меняются отношения между элементами субстрата. Сам же субстрат остается постоянным». [6]. Субстратом в системно-параметрической модели силлогизма, понимаемого как связь терминов, являются его термины S,M,P. [12]   Это «состояние» в «падежах» силлогизма можно отнести к «реляционному». [6]
«Субстрат» в системно-параметрической модели силлогизма – это не субстрат, которым  обладают объекты, бытие которых «не находится» ни в каком подлежащем и «не сказываются ни о каком подлежащем». Это – бытие 1-й сущности, которая способна принимать противоположности, изменяясь в своем качестве. Изменяется в своем качестве и бытие  3-го сущего. Душа, по примеру Аристотеля, обладает способностью приобретать знания и переживать. Это - её «состояния», которые её меняют. «Тело и душа изменяются в своём качестве…» [1068b  12-13], но меняется ли в своем качестве силлогизм, обладающий бытием 4-го сущего? Если принять идею о том, что «падежи» силлогизма есть его «состояния», которые он способен принять извне, то следует принять и то, что качества  силлогизма меняются, что проявляется в особенностях каждой фигуры. Однако, силлогизм не способен принять тот вид «состояния», которое именуется как «реистическое»[6], поскольку  измение числа терминов в силлогизме недопустимо.
Если  изменение «состояния» в 1-й сущности, например,  конкретный человек переходит из состояния «быть больным» в состояние «быть здоровым», то процесс выздоровления может быть определен как упрощение организма, подобно «упрощению» при операции сведения трех «падежей» силлогизма к простой, «совершенной» 1-й фигуре. То же и с целостностью, тело и душа человека при выздоровлении восстанавливают свою целостность, отсюда  врачевание как исцеление.
«Состояния» и свойства Аристотель различает: «Вместе с тем свойства суть состояния,  однако состояния не обязательно свойства. В самом деле, те, кто обладает теми или иными свойствами, находятся в каком-то состоянии в отношении их, а те, кто находится в каком-то состоянии, не во всех случаях обладают [соответствующим] свойством». [9a  10-14] Следует ли из этой мысли Аристотеля то, что приписывание какого-либо свойства обьекту означает, что этот объект получает состояние, соответствующее этому свойству, т.е. качественно изменяется? Человек принимает лекарство с тем, чтобы изменить своё состояние – стать здоровым, а поскольку данный конкретный человек – это бытие 1-й сущности, которая обладает « главной особенностью»: « она способна принимать противоположности»,  [4a  17 -18]…сущности принимают противоположности, меняясь сами». [4a  30]. Человек, как обладающий бытием 1-й сущности, способен менять своё состояние, изменяясь при этом сам.
Это же относится и к бытию 3-го сущего. В примере Аристотеля, это душа  человека, которая находится в нем как в подлежащем. В душе человека возникает умение читать и писать, умение радоваться и скорбеть, т.е. переживать ряд состояний, которые качественно меняют душу.
Может ли силлогизм, как представитель бытия 4-го сущего, быть способным принимать противоположности в силу «собственной перемены» [4b  2-3]? Аристотель возражает:  этой способностью обладает 1-я сущность, это её главная особенность. Однако и бытие 4-го сущего обладает способностью принимать противоположности, но не в силу собственной перемены, а другим способом, отличным от того, как принимают противоположности 1-я сущность (материальные объекты) или душа (сознание) как идеальные объекты и представители бытия 3-го сущего.    
Различие в способах изменения своего состояния для бытия 1-й сущности , 3-го сущего, с одной стороны,  и бытия 4-го сущего, скажем, силлогизма, с другой стороны, является существенным. Всё бытие находится в состоянии изменения, т.е. непрерывно меняется состояние бытия, однако, способ этого изменения различен: либо собственная перемена, либо несобственная, т.е. происходящая в силу внешнего воздействия, как бытие 4-го сущего – силлогизма, который «находится в подлежащем» - в логике. И меняет состояние силлогизма – логик, который строит силлогизм, выделяет его элементы, определяет его логическую форму, его правила, его «падежи», т.е. его  состояния.
Как определить, что же такое «состояние»? Или найти «состоянию» подходящее обозначение, т.е. имя. Аристотель исходит из того, что суть бытия имеется только для того, «обозначение чего есть определение» [1030a  6], а для обозначения сущего есть имя. И, тем не менее, в монографических исследованиях, посвященных  «состоянию», ставится вопрос об общем определении состояния. Рассмотрим те определения, которые приводятся в [6] . Подборка различных опрелений в своё время была приведена В.П.Старжинским [13] Старжинский приводит определение состояния Свечникова Г.Д.: «Под состоянием вещи в данный момент понимается вся совокупность её свойств в этот момент времени». Определение обладает логическим дефектом: не соразмерностью объемов определяемого и определяющего. Состояние бытия 4-го сущего (наш пример силлогизма) не меняется от времени, силлогизм как вид бытия с его «падежами» - состояниями не обладает пространственно-временной определенностью. И в этом определении  «состояние» понимается  «как совокупность свойств», т.е. состояния и свойства отождествляются. В этом обозначении «состояния» игногрируется различие между свойствами и состояниями в отношении этих свойств.
С теми же недочетами приведено определение А.Л.Симанова: «Состояние – философская категория, отражающая формы реализации бытия в некоторый данный момент времени при определенных условиях, которая описывается определенным набором характеристик – параметров».  Здесь «бытие»  понимается в туманном, общем смысле, Оно  - не дифференцировано, не всякое  «бытие» обладает свойствои «реализации в некоторый данный момент времени и при определённых условиях».
Определение  В.П. Старжинского: «Состояние это мера процессов изменения. Основные свойства понятия «состояния» - характеристика процесса в определенный момент времени и в определенном отношении, а  также в зависимости от субстрата».[13. C.50]  С первой частью этого обозначения «состояния» как меры (единицы, критерия) процессов изменения можно согласиться, если эксплицировать меру не только в качестве критерия процессов изменения, но и  в качестве некоторй единицы , релевантной процессам изменеия состояний некоторого субстрата.
Системный подход к определению «состояния» Л. Заде [14] позволяет наметить пути конкретизации  статуса состояния применительно к системам «разного типа», Более того, Л.Заде считает, что разработка общего понятия «состояния» является или невыполнимой или невозможной задачей в виду  радикального различия  типов систем. Перечень систем, приводимых Л.Заде, - это динамические системы, конечные автоматы, абстрактные объекты и т.д. Добавим сюда ещё «квантовые системы» с их «запутанными состояниями». [15] Всё это говорит о невероятной сложности того, что обозначается как «состояние».

Л И Т Е Р А Т У Р А


1. Аристотель. Метафизика. Категории. Физика.
2. Любинская Л.Н. Понятие «состояние» в системе онтологических категорий // 1V Российский философский конгресс. Философия и будущее цивилизации. М., 2005. Т.1.
3. Краснухин К.Г. Предикаты состояния. Вестн. Моск. гос. универ. леса. Лесной вест. спец. выпуск. гум. ф-та. 2003, N4(29) C.77.
4. Кемкин В.И. Категория «состояние» в научном познании. М.,1983.
5. Плесский Б.В., Поликарпов Г.А., Уёмов А.И. Связь состояний в общей теории систем // Философские проблемы современного естествознания. Киев, 1988 (66)
6. Уёмов А.И., Любинская Л.Н. Общая теория систем и понятие состояния // Философские исследования. 3-4. М., 2006.
7. Уёмов А.И. Вещи, свойства и отношения. М., 1963.
8. Уёмов А.И.Системный подход и общая теория систем. М., 1978.
9. Уёмов А.И. Порядок суждений в категорическом силлогизме и проблема 4-й фигуры // Логика. Этика. Эстетика Ярославль, 1966
10.Терентьева Л.Н. Проблема целостности логической формы // Современная логика: проблемы теории, истории и применения в науке. С-Пб. 2006.
11.Уёмов А.И., Штаксер Г.В. К проблеме построения измерительной шкалы для определения степени целостности систем // Системные исследования. Методологические проблемы. 31 выпуск. М., 2004.
12..Терентьєва Л.М.Системна модель силогізму // Вісник Одеського державного університету. Т4. Випуск 2. Гуманітарні наукі: історія, філософія, психологія, право. 1999.
13. Старжинский В.П. Понятие «состояние» и его методологическая роль в физике. Минск, 1979.
14. Заде Л. Понятие состояния в теории систем//Общая теория систем. М. 1966.
15. Эрекаев В.Д. Запутанные состояния.// Философия в ХХ веке. В 2-х частях Часть 2. М., 2003.